«Лесная наука берёт начало в нашем университете»

3 Января 2018

«Лесная наука берёт начало в нашем университете»

Интервью с ректором Санкт-Петербургского государственного лесо¬технического университета имени С. М. Кирова доктором технических наук, профессором Юрием Ивановичем Беленьким.

— По вашей инициативе было проведено рабочее совещание с представителями Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. Что стало предметом обсуждения?
— Делегация министерства действительно посетила наш университет, познакомилась с его историей, направлениями подготовки. СПбГЛТУ — старейший лесной вуз не только России, но и Европы. Практически вся лесная наука берет начало именно в нашем университете. Сейчас, к огромному сожалению, лесное образование пережи¬вает не лучшие времена. Осталось только три лесных вуза: это мы, Уральский и Воронежский лесотехнические университеты. Все остальные лесные вузы были объединены с вузами других направлений. И мы считаем, что в результате этого они потеряны для отрасли. Наш университет уникален еще и в том смысле, что мы единственные в стране готовим кадры по всем направлениям лесной отрасли. Университет долгое время не отвечал критерию эффективности, но с приходом новой команды нам удалось преломить эту ситуацию. Мы провели реорганизацию университета, полностью изменили структуру управления, ввели новые направления подготовки и упразднили устаревшие, невостребованные. В составе СПбГЛТУ два филиала: Сыктывкарский лесной институт (г. Сыктывкар) и Лисинский учебно-опытный лесхоз (пос. Лисино-Корпус) и пять институтов: леса и природопользования; ландшафтной архитектуры, строительства и обработки древесины; технологических машин и транспорта леса; химической переработки биомассы дерева и техносферной безопасности; управления и экономики лесного сектора. Последний из них востребован в отрасли, но Министерство образования сейчас не выделяет бюджетных мест на подготовку отраслевых специалистов — экономистов и юристов. Возможно, такая политика верна: не одобряется подготовка бакалавров-юристов или экономистов в непрофильных вузах, но сейчас мы работаем над запуском магистратуры по этим направлениям. Такой подход находит поддержку в Министерстве образования и науки РФ. Потребность в таких специалистах в отрасли велика. Обо всем этом мы рассказали на рабочем совещании с представителями Министерства промышленности и торговли. Также мы коснулись проблем лесной отрасли, и прежде всего ее кадрового обеспечения. В 2016 г. на всю Россию было выделено 1526 бюджетных мест на подготовку специалистов лесного хозяйства, в то время как по данным Рослесхоза необходимо готовить ежегодно не менее 2000. Если же взять лесную отрасль в целом, то по данным Поволжского государственного университета ей ежегодно требуется порядка 25 тысяч молодых специалистов, а на нее вкупе с сельским и рыбным хозяйством выделяется 22 630 бюджетных мест. Отсюда вывод — в лесной промышленности острый дефицит кадров. Проблему можно было бы решать через целевой прием и целевое обучение, однако понимания важности такого обучения нет ни со стороны государственных, ни со стороны частных предприятий. К тому же не все выпускники возвращаются в свои лесные поселки, чтобы там работать после получения диплома. Дефицит наблюдается не только в кадрах с высшим образованием, но и в рабочих специальностях. В отрасли не хватает вальщиков, рамщиков, специа¬листов по наладке деревообрабатывающих станков, водителей лесовозов, операторов лесозаготовительных комплексов — харвестеров и форвардеров. Ежегодно лесозаготовительными предприятиями закупается около 400–500 таких машин, каждая требует 3–4 операторов, то есть каждый год требуется изрядное количество таких специа¬листов, которых у нас практически никто не готовит. Это рабочая специальность, но в Финляндии и Прибалтике, к примеру, обучение по ней длится около 4 лет. По времени это практически наш бакалавриат. И если за время получения диплома бакалавра наши студенты будут получать еще и такую специализацию, это позволит им сразу после бакалавриата быть востребованными в отрасли и получать конкурентоспособную заработную плату, поскольку этот труд достойно оплачивается. Это позволяет сделать лесную отрасль более привлекательной для молодых специалистов. Сейчас мы должны разработать учебные планы и подготовить материально-техническую базу. Для этого мы ищем поддержки у предприятий, которые выпускают эту технику — «John Deere», «Valmet» и «Ponsse», «Komatsu», — и убеждаем их в эффективности нашего начинания.

— По итогам совещания принято решение о формировании на базе вашего университета Всероссийского центра научного обеспечения развития лесного сектора экономики РФ. Расскажите об этом, пожалуйста, более подробно.

— Проблемы лесного комплекса решаются непросто, и для того чтобы иметь единую независимую организацию, которая могла бы находить варианты их решения, а также проводить фундаментальные исследования, мы и предложили создать на базе нашего университета такой центр. Туда должны вой¬ти около семи научно-исследовательских лабораторий. Их изыскания будут касаться комплексного использования древесины, строительства лесовозных дорог, деревянного домостроения, разработки новых композиционных материалов, переработки древесной зелени и получения различных препаратов для медицины, сельского хозяйства, биотоплива. Раньше у нас в вузе были отраслевые научно-исследовательские лаборатории, в которых работало около 450 научных сотрудников, они занимались как фундаментальными, так и прикладными научными исследованиями; было государственное финансирование и государственный заказ. Сейчас у нас один научный сотрудник. Отраслевые научно-исследовательские лаборатории были закрыты из-за отсутствия финансирования, научные кадры уволены, но нерешенные в отрасли проблемы остались, и лесная отрасль так и находится в глубоком кризисе. Мы считаем, что есть несколько направлений, которые могли бы способствовать выводу лесного хозяйства и отрасли в целом из тупика. И в первую очередь это деревянное домостроение. Российская Федерация обладает огромным потенциалом в контексте развития негородских территорий. Благодаря обширным запасам древесины для малоэтажного строительства, активное развитие деревянного домостроения является одной из важнейших задач для нашей страны. Мы ведем подготовку специа¬листов по этому направлению.
Второе направление — биоэнергетика. На этой теме я бы хотел остановиться более подробно, так как в это понятие мы вкладываем немного другой смысл. Сейчас многие специалисты считают, что биоэнергетика — это переработка отходов деревообработки, низкосортной древесины и получение в результате этого твердых видов биотоплива (различных пеллет и брикетов). И такой подход влияет только на процент комплексного использования самой древесины.
Мы же считаем, что биоэнергетика может стать локомотивом развития не только лесной отрасли, но и лесного машиностроения. Для нас биоэнергетика — это в первую очередь использование порубочных остатков, образующихся при лесозаготовках, — сучьев, кусковых отходов, немерной древесины для получения тепловой энергии.
В прошлом году в России было заготовлено около 230 млн куб. метров древесины, при этом в лесу осталось более 45 млн куб. метров порубочных остатков — веток, сучьев, кусковых отходов. И все это может и должно использоваться для местных муниципальных котелен. В советские годы в лес¬промхозах в каждом лесном поселке котельные работали на щепе, которую получали из отходов лесозаготовки, это было отличное местное сырье для получения тепловой энергии. Современные харвестеры и форвардеры, использующиеся в большинстве случаев в настоящее время при лесозаготовках, оставляют порубочные остатки у пня, которые, соответственно, остаются разбросанными по всей территории. В западных странах, откуда и пришла эта сортиментная технология, существует развитая сеть лесовозных дорог, по которым эти остатки можно вывезти. У нас по причине отсутствия лесовозных дорог это сделать невозможно. Эти отходы практически не используются, остаются в лесу, высыхают и являются серьезной угрозой пожарной безопасности. Решить проблему использования порубочных остатков от лесозаготовок возможно, если создать рынок топливной щепы, то есть перевести все муниципальные котельные на местное сырье — топливную щепу.
Тогда лесозаготовители вынуждены будут вернуться к советским технологиям, которые позволяли собирать все порубочные остатки в одном месте. Таким образом, машиностроительным заводам не надо будет пытаться разрабатывать отечественные харвестеры и форвардеры, необходимо будет наладить производство отвечающих современным требованиям валочных машин, машин для обрезки сучьев, трелевочных машин, которые могут изготавливать только они. Как только мы начнем использовать порубочные остатки, автоматически появится необходимость в других, не сортиментных технологиях и других машинах. Нужно построить котельные, которые будут работать на щепе, а не на газе, угле или мазуте. Только тогда появится рынок топливной щепы. Однако для осуществления этих глобальных задач нужна государственная программа поддержки развития биоэнергетики. Тормозит осуществление этих планов тот факт, что при заключении «Газпромом» договоров на газификацию того или иного региона ставится условие — муниципальные котельные должны работать на газе. Отмечу, что в той же Финляндии 60–70 % котельных работают на щепе. Они понимают, что биотопливо — это местный и потому более дешевый ресурс, а его производство обеспечивает дополнительные рабочие места.

— В чем заключаются другие проблемы лесной отрасли и лесного хозяйства?
— В настоящее время в РФ очень остро стоит проблема повышения эффективности лесного сектора экономики. Это касается как непосредственного увеличения поступлений в федеральный бюджет за счет так называемой попённой платы и арендных платежей за использование лесных участков, так и повышения эффективности лесного сектора экономики в целом.
Очень часто на различных совещаниях, в различных нормативных документах употребляется термин «использование лесных ресурсов». Но когда начинается дискуссия на данную тему, то мы видим, что чиновники Росслесхоза и Министерства промышленности и торговли РФ, депутаты Государственной Думы, региональные чиновники и т. д. под этим термином подразумевают только древесину. Сегодня функции по управлению лесами переданы на уровень субъектов РФ. И что мы видим? Мы видим, что субъектам РФ передан не лесной ресурс, а только древесина. Каждый субъект знает разрешенный объем изъятия древесины, сколько и каких нужно выполнить лесовосстановительных, лесохозяйственных и противопожарных мероприятий, и на эти цели даже получает субсидии и субвенции из федерального бюджета. Все критерии эффективности использования лесных ресурсов привязаны к кубическим метрам древесины. И это, на наш взгляд, является самой большой проблемой, которая тормозит развитие лесного сектора экономики. В чем она состоит: в РФ не произведена оценка лесного ресурса; полномочия по управлению лесными отношениями переданы в регионы, но вместе с тем не передан лесной ресурс, так как он не оценен; без оценки лесного ресурса невозможно принимать какие-либо управленческие решения; отсутствуют критерии оценки эффективности управления лесными ресурсами и переданных полномочий.
Лесной ресурс — это все, что находится в лесу: грибы, ягоды, орехи, лекарственные растения, живица, березовый сок, продукты охоты и, конечно же, древесина. Но из всего этого многообразия оценена только древесина. А сколько недревесных продуктов имеется в лесу — никто не знает, это никак не оценено. И отсутствие информации не позволяет нам принимать управленческие решения. Мы чаще всего измеряем древесину в кубах, а мало кто знает, сколько стоит килограмм круглых сортиментов. Так вот цена его очень невысока — в среднем не более 1,5 рубля за килограмм. Килограмм сухих пиломатериалов стоит порядка семи рублей. Стоимость балансовой древесины, которая была израсходована для производства 1 кг целлюлозы, — 32 рубля. А килограмм грибов стоит от 300 до 1000 рублей, и это тот ресурс, который можно получать каждый год. Литр березового сока (в магазинах можно найти только белорусского производства) стоит 65 рублей. В масштабе России такой недревесный ресурс оценивается в 4–5 раз выше, чем стоимость древесины. Для того чтобы развивать лесную отрасль, мы не должны зацикливаться только на древесине. Ее можно развивать только за счет многообразия использования: организовывать сбор и переработку грибов, ягод, орехов, березового сока, подсочки, живицы, изготавливать веники, перерабатывать бересту, собирать лекарственные травы и т. д. Однако сейчас никто не хочет этим заниматься. У нас тратятся миллиарды на то, чтобы вырастить сельхозпродукцию, а то, что свободно и без всяких усилий с нашей стороны вырастает каждый год в лесу, никак не используется. Посмотрите на магазинные прилавки в Финляндии — там представлен огромный ассортимент варений, настоек и пр. А мы привозим клюкву из Китая! До тех пор пока не будет оценен весь лесной ресурс в комплексе, будет наблюдаться коллапс лесного хозяйства и лесной отрасли в целом.

— Предлагается ли оценить лесной ресурс во всем его многообразии на государственном уровне?
— К сожалению, нет. Наши доклады в Рослесхозе, на экспертных советах в Госдуме остаются без внимания. Пока мы не находим понимания и заинтересованности ни на федеральном, ни на региональном уровнях. В лесных планах субъектов Федерации он не учитывается. Мы считаем, что оценить этот ресурс не только возможно, но и необходимо, и, конечно, в такой оценке в первую очередь должен быть заинтересован собственник этих ресурсов — федеральная власть. Конечно, наши специалисты, ученые и студенты могли бы принимать участие в такой работе, используя свои научные наработки в этой области. Необходимо разработать нормативно-правовые документы по использованию нелесных ресурсов, возможно, придется вводить какие-то лицензии на посещение лесов, и это может вызвать недовольство у граждан. Однако весь мир уже давно это делает. Но и сегодняшний Лесной кодекс при свободном посещении лесов не позволяет гражданам использовать добытый лесной ресурс в коммерческих целях. Хотя на практике это никто не проверяет и не учитывает.

— Довольны ли вы состоянием имущественного комплекса университета?
— В целом имущественным комплексом мы довольны: он большой и позволяет готовить высококлассных специалистов. Но министерство с 2013 г. не выделяет нам средства на ремонт. Приходится справляться своими силами. Средств нет, поэтому все потихоньку приходит в негодность. Нужно отметить, что у нас восемь общежитий и мы — один из немногих вузов, которые стопроцентно обеспечивают своих студентов общежитием, более того – у нас проживает около 500 человек из других вузов. Так как мы тратим свои деньги на ремонт, мы не в состоянии соответствовать критерию эффективности по заработной плате. На нашей территории находится много памятников архитектуры, и мы не оставляем надежды включиться в какие-то программы Министерства культуры и получить средства хотя бы на ремонт фасадов. В прошлом году в Лисинском учебно-опытном лесхозе, который когда-то был излюбленным местом царской охоты, сделан частичный ремонт дворца. На территории парка находятся также объекты, которые нам не принадлежат, но которые содержит университет. Мы только начали с этим разбираться.

— Сотрудничает ли СПбГЛТУ с предприятиями лесопромышленного комплекса?
— Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы наши студенты имели практический опыт работы. Сложилось так, что предприятия стали крайне неохотно брать студентов на практику. Для обеих сторон это стало скорее формальностью. Мы пытаемся переломить эту ситуацию. Ищем предприятия, заинтересованные в приеме студентов для прохождения практики и приеме на работу молодых специалистов. Также мы сотрудничаем с предприятиями, которые хотят принимать непосредственное участие в подготовке кадров для лесной отрасли. В основном это производители лесных машин и оборудования. У нас выстроились очень хорошие отношения с Великолукским заводом подъемных машин. Ежегодно наши студенты проходят на заводе учебную и производственную практику. Предприятие оснастило несколько лабораторий и установило на нашей площадке гидроманипулятор, на котором мы проводим обучение наших студентов и они получают практический опыт работы. Уже дважды были проведены соревнования по работе на гидроманипуляторе среди студентов. Предприятие поощряет победителей. И вот уже нашему студенту было предоставлено право внеконкурсного участия в профессиональных соревнованиях,¬ прошедших на выставке «Русский лес». Сейчас ведется работа с производителями лесозаготовительных машин «John Deere» и «Ponsse» по оснащению лабораторий необходимым оборудованием, позволяющим проводить обучение операторов этих машин. Для того чтобы стать оператором такого комплекса, необходимо водительское удостоверение тракториста. И мы работаем над тем, чтобы наши студенты уже на первых курсах имели возможность получить такие права. Мы стараемся убедить предприятия заключать договоры на целевое обучение, участвовать в обучающем процессе. 10 % учебного времени мы предоставляем специалистам производственных предприятий. Очень важно, чтобы дипломные работы студентов были согласованы с интересами предприятий, чтобы в них решались конкретные задачи, стоящие перед производством. Студенты должны знать проблемы отрасли. Наша задача — восстановить связь между предприятиями и университетом, которая когда-то была неразрывной. Но и предприятия должны смотреть в будущее, хотя бы на 4–6 лет вперед, и отдавать себе отчет, какие именно и какого уровня специалисты им будут нужны. Поэтому одна из важнейших целей нашего вуза — обучить наших студентов профессиональным практическим навыкам, которые позволят им стать высококвалифицированными специалистами и быть востребованными на рынке труда. Мы также рассматриваем возможность перехода на дуальное образование, когда учебный план выстроен таким образом, что часть обучения проходит на предприятии. Тогда и предприятие будет уверено в том, что студент в перспективе придет туда на работу.

— Несколько лет назад в нашей газете было опубликовано интервью с директором Ботанического сада вашего университета Ниной Петровной Адониной, в котором она, в частности, говорила, что при всех положительных моментах надо понимать, что парк находится в аварийном состоянии. Какова ситуация на сегодняшний день?
— У нас замечательный парк, фактически нас окружают 64 гектара леса. В этом году ему исполняется 190 лет. Мы выступили с идеей посадить там 190 деревьев. К празднованию Дня Победы в нашем дендропарке прошла посадка аллеи «Сирень Победы». Наши студенты, проходя практику в Ботаническом саду, приобретают навыки по озеленению, работе с бензомоторным инструментом, газонокосилкой. И к тому времени, когда на 2–3 курсе они приходят на практику в садово-парковые хозяйства города, уже что-то умеют. Практический опыт придает уверенность будущему специалисту. Говоря откровенно, с парком особых решений не было принято и осталось много вопросов. В этом году нам было выделено 8 миллионов рублей из федерального бюджета. Город по-прежнему отказывается помогать нам, ссылаясь на то, что объект находится в федеральной собственности. Наш Ботанический сад — уникальный природный объект в сердце города: около 1500 различных видов древесных и почти 2000 травянистых растений. Печально, что сегодня он используется далеко не в полную меру. Здесь могли бы проводиться занятия по природоведению, ботанике, биологии для школьников. В этом плане поддержка города была бы полезной и перспективной. Основная проблема заключается в том, что парк до сих пор не огражден. Чтобы это сделать, нужны большие деньги, особенно там, где требуется восстановление исторической ограды со стороны Новороссийской улицы. Кроме наших студентов здесь собирается огромное количество жителей Выборгского района. И мы должны содержать парк в порядке, производить уборку, уход за газонами и клумбами. Нам кажется, что это уже городская задача, а не федеральная. Можно было бы поставить скамейки, установить фонари. Однако в условиях отсутствия финансирования мы в большей степени нацелены на то, чтобы превратить парк в учебный объект для прохождения студентами практики. Так мы сможем больше помогать университету. Нас также очень тревожит, что в парке нет контролируемых входов и выходов. А деревья в парке старые, и во время сильного ветра очень многие из них падают — только в прошлом году упало около 50 деревьев. Люди сюда приходят в любую погоду, не спрашивая, можно или нет. А возможности перекрыть входы у нас нет. И если что-то случится, то вся ответственность ляжет на нас. Мы также не можем ничего поделать с любителями позагорать на газонах, с владельцами собак, которые здесь выгуливают своих питомцев. А ведь парк — это в первую очередь открытое образовательное пространство. Мы активно развиваем экскурсионное направление, у нас есть несколько полуторачасовых интереснейших экскурсий. Нужно также понимать, что парк открыт для свободного посещения, однако Ботанический сад, где находится все самое интересное, — это закрытая территория, куда можно попасть только с экскурсией. Летом прошлого года здесь проходил фестиваль «Древолюция»: молодые ландшафтные архитекторы со всей России занимались проектированием и собственноручно изготавливали проекты из дерева. Наиболее интересные мы сохранили на территории дендропарка.

— Следующий год — юбилейный для университета. С какими чувствами и мыслями вы подходите к этой дате?
— Мы уже создали комиссию по подготовке к торжествам. День рождения университет отмечает 30 мая, что практически совпадает с празднованием Дня города. Возможно, что и в будущем году мы в какой-то степени объединим эти два события. Мы считаем, что выбранный нами курс развития университета, направленный на тесную связь с производством, правильный. Мы хотим сохранить костяк нашего вуза, привлечь молодые кадры, а также планируем организовывать базовые кафедры на предприятиях отрасли. Будем приглашать читать лекции профессионалов, добившихся больших успехов в лесной промышленности. Ведь если студент не понимает, чего может достичь, не знает, к чему стремиться, то у него нет и стимула. Уверен, что с помощью этих людей, на их впечатляющем примере мы добьемся прекрасных результатов. В преддверии юбилея 24–26 мая пройдет международная конференция «Леса России: политика, промышленность, наука, образование». Будет много спортивных мероприятий — ведь мы спортивный вуз, выступаем в 79 видах спорта и в командном зачете входим в тройку лидеров среди всех вузов нашего города. Мы подготовим концерт, пригласим друзей университета и его выпускников, представителей министерства и предприятий. Приглашаем и «Санкт-Петербургский вестник высшей школы» на наш праздник.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~1dMIv


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник